Ближайшие пробеги

22 Июль 2018
Место проведения: Санкт-Петербург
29-й марафон "Белые ночи"
28 Июль 2018
Место проведения: Мядель
«Водный Забег»
28 Июль 2018
Место проведения: Минск
12-ти часовой бег «САМОПРЕОДОЛЕНИЕ»
10 Август 2018
Место проведения: Горнолыжный комплекс "Логойск"
«BisonRace»
25 Август 2018
Место проведения: г. Жодино
«Зомби Ран»
26 Август 2018
Место проведения: Солигорск
«Шахтер-Трейл»
09 Сентябрь 2018
Место проведения: Минск
Минский полумарафон
28 Сентябрь 2018
Место проведения: Лида
Ультрамарафон «Самопреодоление»

Друзья

ПроБЕГ в России и мире

Белорусская федерация легкой атлетики

ЦФОР Заводского района

Клуб бега Виктория

Минский зоопарк

Дельфинарий NEMO

Новый драматический театр

КЛБ Run4Fun

naperegonki

Октябрьский ФОЦ

Клуб любителей бега «АМАТАР»


Алина Талай вернулась в Минск с Амстердама

Главная » Новости » 2016 » 2016_4 » Алина Талай вернулась в Минск с Амстердама

Встреча Алины Талай с любителями бега #velcombegom и поклонниками легкой атлетики состоялась 13 июля на базе столичного РЦОП по легкой атлетике. Около ста человек пришло поприветствовать барьеристку, которая недавно вернулась с чемпионата Европы с серебряной медалью. Спортсменка ответила на их вопросы, дала рекомендации по тому, как следует разминаться перед выходом на дистанцию, а также представила шиповки, в которых она побежит на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро.

— Настроение перед Олимпиадой боевое, до начала остался всего месяц, а потому нервы на пределе, — сказала Алина.

Ее спрашивали о сотрудничестве с австрийским тренером, диете, прогулках на мотоцикле, давлении перед Олимпиадой.

— Слышали ли вы, сколько на этот раз заплатят олимпийцам за медали? За золото Лондона-2012 и Сочи-2014 давали по 150 тысяч долларов. Много это или мало для золота-то?

— Я не интересовалась гонорарами за награды в Рио-2016, — призналась Талай. — Думаю, медалистам дадут столько же, сколько это было в прошлый раз.

Много ли платят олимпийцам? Смотрите, Усэйн Болт за рекорд получает 100 тысяч. Человек пашет на протяжении всего олимпийского цикла, бегает на пределе возможностей, а какой-нибудь средний футболист получает те же деньги за пару месяцев…

— За неделю, — поспорили с барьеристкой любители бега.

— Ну ладно, не будем брать топовых игроков. В общем, мало. А если же брать во внимание белорусские реалии, учитывать то, сколько у нас люди зарабатывают, то 150 тысяч долларов — это нормально.

— В июне вы побили национальный рекорд на стометровке с барьерами, который держался на протяжении 26 лет. Был ли он для вас ориентиром в течение карьеры?

— Бегом с барьерами я стала заниматься, кажется, в 15 лет. В то время думать о рекордах было несерьезно. Я относилась к спорту как к хобби. Мне было интересно приходить на тренировки, общаться с друзьями.

О рекорде Беларуси узнала в юниорском возрасте. «Приблизиться к нему, повторить? Нет, это что-то из разряда фантастики», — думала я. Все-таки 12,66 секунды — это очень быстро.

Когда два года назад стала работать с тренером Филиппом Уинфридом, почувствовала, что этот специалист верит в меня и заряжает уверенностью в собственных силах, я начала задумываться… Поняла, что способна обновить национальный рекорд. Честно говоря, последние два года мне очень хотелось это сделать.

— В 2015-м на чемпионате мира вы повторили достижение Лидии Юрковой, а спустя год превзошли его — 12,63 секунды. Значит ли это, что вы добились прогресса?

— Конечно. Мне только не нравится, когда мои результаты сравнивают с показателями других спортсменок. Где-то видела комментарий о том, что немка Синди Роледер за год скинула больше секунд, чем Алина Талай. Думаю, подобные соображения неуместны. По итогам прошлого года я стала шестой барьеристкой планеты, а это топ-уровень. Здесь трудно скидывать «десятку» (одну десятую секунды. — Прим. SPORT.TUT.BY). Чтобы сделать это, необходимо провести колоссальную работу над собой. И полгода может не хватить, чтобы справиться с такой задачей.

Хотя, на мой взгляд, у всех девчонок из Америки и Европы есть потенциал по силе и скорости бежать 12,40. При этом надо понимать, что барьерный бег — сложный технический вид. Что-то сделал не так — получи 12,80.

— При этом ваше время на чемпионате Европы оказалось хуже, чем было «на мире». И опять Роледер оказалась впереди вас. Так что же насчет прогресса?

— Он есть, просто надо понимать, что главный старт в нынешнем году — это Олимпийские игры. К нему готовимся. Чемпионат Европы был только проверкой.

Возможно, даже лучше, что я стала второй, а не первой «на Европе». Да, это обидно, однако вместе с тем тренер и я увидели слабые места. Поняли, что к восстановлению необходимо относиться внимательнее, дабы не допустить «выключения» мышц из работы. Это случилось, и последний барьер на континентальном первенстве я пробежала не так, как надо. Затормозила и не смогла финишировать на хорошей скорости, пропустив вперед Роледер. Меж тем пробежать 100 метров за 12,68 секунды с таким бегом — это все равно сильно.

— Правда, что вы сейчас травмированы?

— Нет, хотя после чемпионата Европы у меня были проблемки в области спины и задней поверхности бедра, я побывала на приеме у врача.

— Что доктор прописал?

— Отправил к массажисту. Эта ситуация скорректировала тренировочный план всего на несколько дней: пришлось снизить нагрузки. В остальном переживать не о чем. Готовлюсь к Рио-2016.
Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html

— Национальный рекорд вы установили в безветренную погоду в немецком Регенсбурге. Поясните, что такое плюсовой и минусовой ветер? Как вы работаете с ветрами?

— Ветер — это вещь, которая влияет на скорость. Диапазон от -0,5 до +0,5 метра в секунду — это еще в пределах разумного. При таком ветре можно бежать хорошо.

Ямайские спринтеры недавно соревновались дома при минусовом ветре — было что-то около -1,5, -2. И что же, спортсмены не показали привычных результатов. Даже мужчины не выбегали из 10 секунд на стометровке.

Плюсовой (или попутный) ветер — это более комфортные условия для бега, чем минусовой. Однако барьеристам он помогает в меньшей степени, нежели спринтерам, так как нам необходимо подстраиваться под порывы ветра при преодолении барьеров. Ветер дует в спину, ты оказываешься чуть-чуть ближе обычного к барьеру, а это уже не та траектория — тебя выталкивает наверх, и ты не можешь сделать так, как надо.


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html

Также на секунды влияет состояние покрытия. В дождливую погоду не следует рассчитывать на такой же отскок от дорожки, как в ситуации без осадков. Например, на соревнованиях в Стокгольме, где покрытие было мокрым, Кендра Харрисон, которая показала лучшее время в сезоне — 12,24 секунды, пробежала только за 12,66.

— Сколько вы еще дадите мировому рекорду (12,21 секунды) болгарки Йорданки Донковой, который держится 20 лет?

— Хотелось бы, чтобы в ближайшие пять лет он был побит. Каждый год кто-то к нему приближается, как Кендра Харрисон. А ведь три сотых — это примерно 30 сантиметров дистанции… При хорошей скорости и попутном ветре можно обновить рекорд.

— 12,63 секунды — ваш лучший результат в сезоне и девятый в мире в этом году. Настораживает ли вас время, которое показывают конкурентки из США? А они занимают в этом рейтинге семь первых строчек.

— Абсолютно нет. Почему? Возможности спортсменов определяют пики физической формы. Невозможно находиться в наилучшем состоянии два месяца. Поэтому если ты не угадала с пиком, то можешь быть свободна — иди гуляй.

И, что интересно, очень часто американки показывают лучшие результаты в начале сезона, а на главных стартах бегут не так быстро. Добавить к этому переменные — ветер, высоту, на которых проходят соревнования, состояние дорожки, психологическое давление — и ты понимаешь, что на Олимпийских играх у всех будут примерно равные шансы на победу.

— И все же задевает ли вас то, что у Брианны Роллинс, которую вы обогнали на прошлогоднем чемпионате мира, в этом году было 12,34?

— До прошлогоднего чемпионата мира она, как и многие ее соотечественницы, бежала лучше, чем на нем. Посмотрим, что будет на Олимпиаде.

— То есть, по-вашему, успех определяется не секундами, потому что у вас никогда не было 12,34, а завоеванием медали?

— Нельзя сказать, что время не имеет значения. Конечно, для самоудовлетворения хочется бежать быстрее. Однако никто, кроме специалистов, через 10 лет не вспомнит, с каким временем я бежала. Запомнят только чемпионов, а, например, пятого быстро забудут.

Взять Юлю Нестеренко. Стометровку в спринте на Олимпийских играх в Афинах она выиграла, показав время 10,93 секунды. Думаю, сейчас столько не бегают — с таким результатом будет трудно вновь выиграть олимпийское золото. Однако в данном случае важно лишь то, что Юля — чемпионка, и об этом знают все.

— Считается, что чернокожие спортсмены имеют лучшие задатки для бега. Что подтверждает и ваш спорт: эти семь американок — афроамериканки. Чувствуете ли вы, что потенциал вашего организма ограничен физиологически?

— Как по мне, мнение о превосходстве чернокожих над белыми в беге — неправда. Яркий пример того, что это большое преувеличение, — Дафне Схипперс из Нидерландов, которая выступает в спринтерском беге и завоевывает медали на чемпионатах мира.

Что же касается меня, то, думаю, еще одну-две десятых способна скинуть при условии, что подшлифую технику.

— Сколько из этих американок доедет до Рио-2016?

— Три — Брианна Роллинс, Кристи Кастлин, Ниа Али, финишировавшие в тройке на чемпионате США 2016 года. Не прошли квалификацию Кендра Харрисон, автор лучшего результата в году, Куин Харрисон, Жасмин Стауэрс, Шакира Нелвис, а также Даун Харпер, чемпионка пекинской Олимпиады и серебряный призер Лондона-2012.

— Справедливо ли то, что в Олимпийских играх представительство имеет большее значение, чем участие сильнейших атлетов? Что вы скажете как член комиссии атлетов Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ)?

— На мой взгляд, это справедливо. Участником Олимпийских игр становятся по итогам квалификационных испытаний и в соответствии с лимитом для страны. Не стоит устраивать из Олимпиады еще один чемпионат США. Пусть американки борются за место в команде. Кроме того, я не могу сказать, что все эти семь американок быстрее барьеристок из Европы. Нет, это не так.

— На соревнованиях в Осло случился фальстарт, из-за которого вас сняли с забега. Сколько раз в карьере вы попадали в ловушку на старте гонки?

— Впервые со мной приключилось такое на международном уровне. Было досадно. Я ожидала от себя хорошего времени.

Стартер долго держал паузу, перед тем как дать начало забегу. А у меня был такой заряд на гонку! Скорее хотелось бежать. Так что тело среагировало раньше команды…

— …на пять тысячных секунды! А их невозможно уловить глазом.

— К колодкам, от которых мы отталкиваемся, подключена электроника. Бывает, всего лишь дернулась нога на колодке, а тебе засчитают фальстарт. Разрешенная реакция на старт — всего 0,101 секунды.

Как по мне, лучше доверять электронике, а не судьям, принимать решение по фальстарту. Все-таки человеческий глаз несовершенен.

— Можно ли поставить ваш фальстарт в один ряд со стрельбой Дарьи Домрачевой не по своим мишеням?

— Наверное, да. Ничего, эта ситуация лишь прибавила мне спортивной злости.

— Во Флориде, где вы тренировались три недели в этом году, находится резиденция Максима Мирного. Вам удалось встретиться с ним. Как это случилось?

— Мы списались. Я сообщила Максиму, что буду в местном спорткомплексе в это время. Если есть возможность, то мы могли бы пересечься и познакомиться в реальном мире. У нас получилось встретиться, Макс пришел со своей семьей. Говорили в основном о личном. Мне хотелось узнать Мирных поближе как людей. Очень рада, что все удалось. Для меня познакомиться с ними — огромная честь.

— Там же во Флориде вам удалось потренироваться вместе с Сюзанной Каллур, вашим идолом. Кстати, почему именно ее вы выбрали для этой роли?

— Кто-то своим идолом считает Диего Марадону. Сейчас он ничего не делает. Сюзанна была моим кумиром, когда я только начинала бегать с барьерами. Бегает она до сих пор. Сейчас Каллур 35 лет. Ее техника бега, личные качества вызывают у меня огромное восхищение. Приятно было с ней потренироваться и в какой-то степени сдружиться.

— Греет ли вас мысль о том, что сегодня вы быстрее своего кумира?

— У меня нет гордыни. Я только радусь своему результату. Кстати, общение с Каллур лишний раз подтвердило мою увернность в том, что чемпионы — это зачастую очень скромные люди.

— Некоторые барьеристки активно и агрессивно дышат во время забега, кричат, как Виктория Азаренко на корте. Популярное ли это являение в вашем виде спорта?

— Так делают американки, я — нет! На одном из моих видео в соцсети есть фрагмент совместной тренировки с Тиффани Портер, которая кричит после преодоления каждого барьера. Да, это очень напоминает выкрики Марии Шараповой и Виктории Азаренко.

— Мешают ли вам резкие звуки, которые издают соперницы?

— Нисколько, так как я к этому привыкла. Однако людей, которые с этим еще не сталкивались, крики могут сбить с толку.

— Каллур сейчас немногим лучше юниорки Эльвиры Герман, которая бьет рекорды Беларуси по юниорскому возрасту. Что вы думаете о ее будущем в большом спорте?

— Эля — очень талантливая девушка, которая умеет выигрывать. Если она и ее тренер Виктор Мясников, с которым раньше работала и я, будут все делать правильно, то и на взрослом уровне Эльвира сможет бежать быстро.

— Взяли ли вы шефство над Герман?

— Нет, хотя у нас хорошие отношения. Эля идет своим путем, и я думаю, что для нее так будет лучше.

— Ваш лучший друг — белорусский бегун Александр Линник. Именно Линнику вы доверили снимать ваше участие в Ice Bucket Challenge. Ему же вы передали эстафету. Тогда он вас отругал крепким словцом: первая буква — «с», вторая «у», третья — «ч». Затем съемка оборвалась.

— Знаете, друзьям много чего позволено, в том числе выражаться вот так вот. Саша — один из таких людей в моей жизни, которому я могу позвонить ночью, и он сорвется с места, приедет куда угодно, чтобы помочь.

Мы подружились в период, когда на протяжении четырех лет тренировались вместе. Позже Саша уезжал в США почти на два года, но мы продолжали общаться. Сейчас тоже часто находимся в разных местах, но это не мешает нам быть друзьями. А друг в моем понимании — это член семьи, которого ты выбираешь сам. Саша для меня семья.

— Лондонская Олимпиада стала первой для вас. Скажите, почему в первом забеге на Играх-2012 вы показали лучшее время, чем в полуфинале — 12,71 секунды против 12,84? С 12,71 вы претендовали бы на восьмерку…

— Может быть, стала бы даже шестой в финале! Нервозность помешала пробежать хорошо. А была она потому, что до этого я не соревновалась на чемпионатах мира — сразу приехала на Олимпийские игры. Еще я допустила технические помарки. Возможно, то, что я клоню в эту сторону, кому-то уже поднадоело, но в барьерах техника решает.

— В 2011 году вы выиграли Всемирные военные игры, которые проходили в Рио-де-Жанейро.

— Это до сих пор единственный случай выступления в Латинской Америке для меня. Конечно, хочется спустя пять лет показать похожий результат, но уже на Олимпийских играх. Для этого надо бежать стометровку с барьерами примерно за 12,50 секунда. Что я могу добавить? Тренер выводит меня на пик именно к Рио-2016.

— Считаете ли вы честным по отношению к военным из других стран бежать рядом с ними? Все-таки сначала вы — профессиональный спортсмен, только потом лейтенант Вооруженных сил.

— Многие спортсмены служат. А что касается меня, то до тех пор, пока я нахожусь в командировке от Минобороны, я должна добросовестно исполнять свой долг перед страной. А честно это или нет, следует решать организаторам всего этого.

— Какие погодные условия и, соответственно, скорости вы прогнозируете в Рио-2016?

— Известно, что в Бразилии сейчас зима. Кстати, когда я бежала в Рио-де-Жанейро в 2011-м, тоже была зима — это +20 +24°С, высокая влажность. В целом комфортные условия. Остается понять, какое влияние будет иметь ветер на стадионе, не случится ли дождь. Но об этом мы узнаем лишь накануне старта.

— Как выглядит ваш план на оставшееся время до Олимпиады?

— 14 июля я улетаю в Австрию, где пробуду примерно до конца месяца. Затем я возвращаюсь домой, чтобы вместе с командой 4 августа отправиться в Рио-де-Жанейро. Туда я прилетаю за десть дней до начала соревнований, чтобы успеть акклиматизироваться, прочувствовать атмосферу.

— Что возьмете с собой, кроме шиповок, конечно? Купальник?

— Купальник, думаю, мне пригодится там. В прошлый раз не удалось искупаться в океане, а хочется!

— Страшитесь ли подцепить вирус Зика в Бразилии?

— После апокалипсиса в Минске, который прошел 13 июля, думаю, бояться больше нечего!

Источник: http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/athletics/504276.html

ОтменитьДобавить комментарий